На Бусыжьем кладбище в Чембаре


23 сентября 2018 16:09

 

 

 

Сентябрь в 2018 году выдался совершенно необыкновенным: солнечный, теплый, почти летний. Ни дождей, ни утренних морозов еще не было, поэтому осень хоть и наступила, даже и астрономическая, но слякоть не хочется впускать в свое сердце. И пусть зелень на деревьях тусклая - но она еще есть! И листья только-только начинают примеривать легкое золото и багряные наряды. И ветер такой теплый, даже и не забияка. 

Но это только в городе. Вы поднимитесь на невысокую гору, что около спущенного в этом году городского пруда, там, где когда-то было Бусыжье кладбище. Посмотрите вокруг и поймете - все-таки осень, все-таки впереди дожди, грязь, холод и зима. 
А какой погода была в эти дни 100 лет назад, 25 сентября 1918 года, когда из городской тюрьмы на рассвете выводили 48 «капиталистов-заложников»? Стоя на горе перед крестом, невольно думаешь о том, что испытывали люди, которых привели сюда 100 лет назад. Наверное, о детях и внуках, любимых и родных; доме, который больше не увидят; о России, которой уже нет; о людях, которые в одночасье превратили граждан одной страны в непримиримых врагов.
Невинно убиенные… Они были разных возрастов: от 39 до 70 (П.А. Бегильдеев). Не только из города Чембара, но и из сел уезда: Камынино, Поляны, Свищевка, Балкашино, Поим…
В чем была их вина перед новой властью? В том, что они «капиталисты» - несколько купцов, чиновников, священники, учитель, но чаще всего крестьянине, выселившиеся на хутора, арендаторы земли и владельцы мельниц или торговых лавок, скота. 
Как и когда они стали преступниками? В августе 1918 года Ленин послал руководителям Пензенской губернии ряд телеграмм, 11 из которых опубликованы в полном собрании сочинений. Вот тексты двух из них: 9 августа 1918 года: «Пенза, Губисполком. Провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев, сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города»; 11 августа 1918 года: «Товарищам Кураеву, Бош, Минкину и другим пензенским коммунистам. Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь взят «последний решительный бой» с кулачьем. Образец надо дать. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц. Опубликовать их имена. Отнять у них весь хлеб. Назначить заложников – согласно вчерашней телеграмме. Cделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц-кулаков. Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин».
И вот он перед вами, список «контрреволюционеров и заложников-капиталистов», расстрелянных 25 сентября 1918 года в 5 часов утра по постановлению Революционного комитета и Чрезвычайной комиссии по предписанию от 24 сентября 1918 года за №757. 
Видимо, в этот же день « … на месте расстрела собралось уже много людей. Убитые лежали  в общей могиле, едва присыпанные землей. Повсюду раздавались вопли и стоны близких и родственников убитых» (воспоминания Евдокиии Терентьевой). По воспоминаниям старожилов, земля в овраге шевелилась еще три дня. Известно, что долгое время тела расстрелянных не были должным образом захоронены. Расстрел  состоялся 25 сентября, а 11 октября Чембарский исполнительный комитет рассматривал заявление родственников убитых о разрешении сделать насыпь и поставить ограду над телами погибших. Просьба была отклонена.
Известно, что некоторым обреченным на смерть удалось бежать. Спасся от расстрела малолетний Иван Щеголев, который был арестован вместе со своим отцом - учителем земской школы села Камынина. Ивану помог спастись священник из села Даншина Андрей Николаевич Доброхотов, который, закрыв мальчика собой, упал в овраг за секунду до выстрелов. Они весь день пролежали под грудой тел, и только когда стемнело, смогли выбраться.
Об этом чудесном спасении рассказал Игорь Щеголев, внук спасшегося. Игорь Борисович приезжал в наш город, чтобы побывать на месте расстрела.
Совсем недавно в пензенском архиве найдены сведения еще об одном арестанте, спасшемся от расстрела. Под грифом «Секретно» Пензенский губисполком обращается в Госполитуправление и сообщает, что дело чембарских заложников требуется ввиду того, что один из заложников П.Козлов из-под расстрела бежал и подал прошение во ВЦИК о помиловании. Секретарь ВЦИК Енукидзе поручил Филатову, предгубисполкому, выяснить это дело, взять подписку с Козлова и освободить на поруки сельского общества. Ввиду чего для доклада Президиуму ВЦИК необходимо дело П.Козлова, каковой просит предгубисполкома выслать для ознакомления. Таким образом, подтверждаются сведения старожилов села Свищевки о том, что во время расстрела в Козлова не попали, в овраг он упал вместе с убитыми, потом бежал, вроде бы, до Калинина пробился.
На протяжении нескольких лет 25 сентября на место расстрела, что около городского пруда, приходят неравнодушные люди, чтобы помолиться об убиенных и попросить прощения за всех нас: за безучастных, беспамятных, равнодушных. 
Слова В.Г. Белинского об истине знакомы многим: «Истина дороже всех на свете авторитетов». Только живя не по лжи, изучая историю своей страны не только по учебникам истории, но и еще по документам, принимая уроки прошлого, учась на них  - мы сможем идти вперед. Поминальный крест на месте расстрела жителей Чембара и Чембарского уезда, памятник «Убиенным в годы репрессий» в центре города Белинского, дни Памяти - это и есть признание ошибок, покаяние и созидание настоящего, а не плакатного будущего.
 


Памятники Пензенской области

Двухэтажное, оштукатуренное здание с вальмовой крышей, имеет цокольный этаж с окнами, выходящими на ул. Володарского. В августе 1817 г. М.Ю. Лермонтов жил здесь со своей бабушкой. Этому посвящена мемориальная доска, установленная на доме. В 1821 году к купленному другим владельцем дому была достроена угловая часть со скругленным углом и балконом по второму этажу. По южному и восточному фасадам были устроены смещенные к углу ризалиты с фронтонами, нижний этаж рустован, ве...